В древнерусском языке слом град называли только огороженную деревянной или каменной стеной часть поселения. Поэтому в летописях мы часто встречаем выражение Кремль-град.

Другим московским градом стала земля, огороженная второй оборонительной крепостью при Елене Глинской, когда ее сын, будущий Иван Грозный, был еще ребенком. Для выполнения работ архитектор был приглашен из Италии. Петрока Малый с артелями горожан возвел вокруг выросшей Москвы мощную кирпичную стену. Высота была ниже, чем у кремлевской, лишь в отельных местах достигала 6 метров, но протянулась она на 2567 метров. По форме крепость была близка к квадрату и защищала территорию Красной площади и здания нынешнего ГУМа, улицы Варварку, Никольскую, Ильинку и много других улиц и переулков. Эта часть Москвы, с монастырями, церквями, палатами, мастерскими и лавками именовалась Китай-городом. Он начинался от Москворецкой башни Кремля, вдоль берега Москва-реки, затем граница поднималась на север там, где сейчас Старая и Новая площади. Новая крепость упиралась в Арсенальную Башню, таким образом, четвертой стороной квадрата была кремлевская стена. Штурмовать стену, защищавшую Китай-Город, пришлось русским, чтобы избавить кремль от самозванного царя.

В разные годы крепостная стена обзавелась 14 башнями, шесть из которых были проездными воротами. У каждой башни было свое название: Ильинские ворота стояли на Ильинке, Варварские – на Варварке. Часто рядом с ними строились церкви и часовни.

Две шатровые башни Иверских и Воскресенских ворот, ведущих на Красную площадь, слились в одно целое. Палаты над ними в свое время использовались Монетным двором, потом там помещалась типография Московского Университета. В 19 веке с одной стороны к ним пристроили здание Исторического музея, а с другой – Городскую думу. Со стороны Тверской улицы примостилась небольшая часовня с звездным куполом. Здесь хранилась почитаемая икона Иверской Божьей Матери.

Но с приходом большевиков поменялось отношение власти к почитаемым когда-то святыням. Несмотря на протесты защитников культуры и истории страны, которые пытались убедить партийных лидеров в «неэстетичности» начинающейся ломки, шатры ворот были разобраны, ангелы и кресты сняты, а часовенка разрушена. Эстетика Когановича требовала освободить дорогу строю демонстрантов, который будет идти на красную площадь, чтобы приветствовать новую власть.

В след за воротами были утрачены целые кварталы Китай-города. Крепостная стена не уберегла его от варварского правительства.

Источник статьи: Журнал “В поездку!” — сайт о туризме и путешествиях

Популярность: 3%

Метки:,